Родимая, проклятая: водка как уходящая культура

МОСКВА, 31 янв — Эдельстар.ру, Антон Размахнин. Ко «дню рождения русской водки» корреспондент Эдельстар.ру побродил по старинным рюмочным и поразмышлял с экспертами о водочной церемонии в России и причинах ее упадка.

Шесть часов вечера. Большая Никитская улица в Москве. Легендарная рюмочная напротив консерватории — одно из немногих заведений, сохранивших это слово в названии с давних времен. Захожу и вижу абсолютно пустой зал: никого. За стойкой — она одна роднит «Рюмочную» не с нынешними барами, а с буфетами и трактирами прошедших времен, — тарелки с пирожками и бутербродами.

«Понедельник, — улыбается хозяин стойки, век назад его назвали бы целовальником. — Сегодня всегда мало народа».Ну, мало — это бы еще ничего, но чтобы никого? Да еще накануне «дня водки»! «Погоди, — пишут в соцсетях друзья и коллеги. — Еще пару часиков там посиди, мы подтянемся!» Простите, дорогие. Два часа — это, пожалуй, слишком. Надо было договариваться заранее…

Питейные заведения Москвы.

Утраченный вкус хлеба.

Праздновать 31 января предлагается защиту диссертации нашего великого химика Дмитрия Ивановича Менделеева. В 1865 году в последний день января ученый защитил работу под названием «Рассуждение о соединении спирта с водою». Вопреки поверью, эта работа не имеет никакого отношения к гастрономии и является чисто химическим исследованием. Но кому какое дело, если есть хороший повод?..

«Когда говорят, что «Менделеев изобрел водку» — это нечто из разряда мифов», — рассказал Эдельстар.ру кулинар и историк русской кухни Максим Сырников. Точнее будет сказать, что Дмитрий Иванович был одним из участников разработки промышленной технологии получения водки из спирта-ректификата. Именно этот напиток в ХХ веке и в наше время стал называться русской водкой. И это, увы, не самое лучшее «завоевание» промышленной революции. Дело в том, поясняет Сырников, что еще в XIX веке водкой называли не нынешнюю смесь спирта с водой, а хлебное крепкое вино — дистиллят, подобный коньякам, граппе, виски.

«Вкус русского крепкого алкоголя — это вкус хлебный, — подчеркивает исследователь. — Старинный русский крепкий алкогольный напиток, как ни странно, по вкусу ближе всего к виски. И ничего странного в этом нет: виноград, например, в России растет плохо, а вот зерновые культуры, прежде всего рожь, растут вполне нормально».

Музей истории водки в «Измайловском Кремле».

Нашим прапрапрадедам показалось бы странным, что мы одним из достоинств водки считаем отсутствие вкуса и запаха. Ни один француз не похвалил бы за это коньяк, ни один шотландец не гордился бы безвкусным виски, говорит Максим Сырников.

В старину водку называли — «столовое вино», «хлебное вино», «очищенное», «зеленое» даже, отмечает историк. Это вино — продукт перегонки из переброженного ржаного сырья — браги. «Перегоняли, делали дистиллят, доводили его до определенного градуса крепости, сохраняя при этом вкус натурального солода, зерна, — рассказал Сырников. — Так и получался вкус хлебного вина».

Понятно, что дистилляционные кубы в прошлые века были несовершенными. Поэтому приходилось дополнительно очищать напиток, чтобы не было излишка сивушных масел. Очищали березовым углем и другими похожими веществами, но хлебный вкус сохранялся. Этот вкус, отличающий натуральный напиток от продукции химического завода, мы в ходе своей истории утратили.

Без дурных намерений.

Итак, водка с ходом истории стала хуже — но национальным напитком осталась. Потому что сохранилась основа русской кухни: соленья, мясо, грибы. Да и холодный климат никуда не делся.

«У водочного ритуала множество вариантов, — говорит писатель и культуролог Алексей Митрофанов. — Например, водку можно заморозить, а можно и просто охладить. Можно заморозить рюмки — а некоторые этого не делают. Одно неизменно: закуска должна быть. Пить водку без закуски попросту непристойно».Зачем пьют водку? Прежде всего затем, чтобы расслабиться и войти в атмосферу взаимного доверия, уверяет Митрофанов. «Часто водка является инструментом переговоров, — рассказывает писатель Эдельстар.ру. — Это уходящая русская традиция: ни о чем нельзя было договориться, не выпив с партнером несколько рюмок. Через совместно выпитое определялась честность по отношению друг к другу: ты не боишься проговориться, у тебя нет дурных намерений. Ты не боишься, что разболтаешь те гадости, которые задумал, потому что никаких гадостей ты не задумал!»

Аналогичны и корпоративные пьянки, также уходящие в прошлое, где водка — способ развязать язык и высказать в лицо все, что накипело.

Обычный яд.

Медики и психологи утверждают, что алкоголь — негодное средство для расслабления. Малыми безвредными дозами толерантный к употреблению спиртного организм взрослого человека не утешается, а неумеренное потребление — негативная нагрузка на сердце, печень и нервную систему.

«Снять стресс с помощью алкоголя то же, что приготовить «кашу из топора», — отмечает психолог Виктор Воротынцев. — Когда разбираешь каждую историю «излечения» таким способом, то видишь, что преодолеть кризис человеку помогли сопутствующие средства, мысли и действия, разговор с друзьями и так далее. Уж никак не водка, которая по своей сути — обычный яд!»

С таким жестким определением согласен профессор кафедры медицинской психологии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования и к тому же еще диакон РПЦ Григорий Григорьев, организовавший еще в 1988 году Всероссийское Александро-Невское общество трезвости.

«Сейчас все, что мы называем алкоголем — это зачастую боевые отравляющие вещества, — рассказал Григорьев в интервью порталу «Православие и Мир». — Все делается из гидролизного спирта: это не самогон, полученный путем сбраживания, а результат химической реакции, который потом очищают от сивушных масел особыми ядовитыми веществами. Частично они растворяются и остаются в этом спирте. По вкусу он нормальный, а по качеству — эти токсические вещества, как радиация, накапливаются в организме, а потом человек умирает».

По мнению Григорьева, здоровый человек должен довольствоваться тем алкоголем, который естественным образом выделяется его организмом. А добрым примером культурного потребления диакон считает Древнюю Грецию. «Мужчинам разрешено было пить после 35 лет при наличии сына. Женщинам было запрещено пить пожизненно, за однократный прием алкоголя могли казнить или изгнать из города», — рассказал профессор.

Роман Филиппов и Юрий Никулин в фильме «Бриллиантовая рука».

Однако русские, в отличие от греков с их разбавленным вином, очень долго хранили и хранят преданность именно водке, отмечает Митрофанов: «При советской власти у нас продавался кубинский ром, продавалась «Бехеровка», кальвадос — и все это было, в общем, не дороже водки. Но покупали это все в магазинах только в том случае, когда водки не было — и морщась пили этот ром…». Состязаться с водкой мог только коньяк — но он был маркером «шика», каждый день пили коньяк те же, кто ежедневно носили дорогие костюмы или форму старших офицеров. А водка — вещь повседневная, этакий casual.

Но с каждым годом водочная культура все больше уходит в прошлое.

«Во всем мире стали меньше пить, — говорит Алексей Митрофанов. — Стал доступен автомобиль, человек часто за рулем. Плюс культ здорового образа жизни: когда много пьешь, сосуды и печень изнашиваются. Другое дело, что и другие модные ныне занятия не являются безвредными — тот же экстремальный спорт».

…Вот и рюмочная «Второе дыхание» на Пятницкой — легендарная, одна из культовых — закрылась в прошлом году, теперь уже окончательно. А было там тесно, когда-то и накурено, стояли узкие столики и подавали копеечные бутерброды и стандартные 50-100 грамм. При случае было модно ввернуть в беседе название этого места. Но потратил ли я там хотя бы пару сотен рублей? Увы.

Питейные заведения Москвы.

Закусывать надо.

Между тем даже те, кто постоянно и не без основания твердит о вреде алкоголя — представители медицины — утверждают, что закрытие городских рюмочных, наряду с другими факторами, негативно влияет на здоровье населения.

«Начнем с того, что сам размер рюмки намекает на умеренность потребления. Это вам не пластиковый стакан, — рассуждает врач-рефлексотерапевт Алексей Лютых. — Во-вторых, культура пития — составляющая культуры общения. Правда, ее украшение, а не суть. В-третьих, напитки, которые подают в достойных рюмочных, не попадут случайно в руки детей или беременных женщин, коим пить категорически запрещено. Там не нальют и тем, кому «уже достаточно». И, наконец, зарубите уже себе на носу: нельзя водку запивать!»

А веселые места, где и в понедельник вечером дым коромыслом, — все же нашлись. Сухаревская площадь, чебуречная тоже из «тех еще» времен под названием «Дружба». Известна всему городу. Там и поныне наливают по 50 грамм, шумят разговоры, а за одним столом могут оказаться шофер-дальнобойщик и пожилой профессор. Спешите видеть и испытать — уходящая натура!

Эдельстар.ру напоминает, что чрезмерное употребление алкоголя опасно для вашего здоровья.