Эксперты: вузы РФ не смогут войти в сотню лучших университетов к 2020 году

ПАМПЛОНА (Испания), 2 апр – Эдельстар.ру, Елена Шестернина. Российские вузы заметно усилили свои позиции в мировых рейтингах ведущих университетов мира, но выполнить задачу, поставленную несколько лет назад правительством, с тем, чтобы пять университетов вошли в первую сотню, они пока, вероятно, не смогут. Такое мнение высказали в беседе с Эдельстар.ру известные специалисты в области образования, которые принимали участие в международной конференции «Создание репутации университетов», проходившей в Университете Наварры.

В конференции в одном из лучших университетов Испании, которая проводится раз в два года, приняли участие ведущие специалисты в области образования из 23 стран, в том числе из России.

По мнению экспертов, изначальная идея «Проекта 5-100» (к 2020 году пять российских вузов должны оказаться в сотне лучших университетов мира), вероятно, пока нереализуема, однако вливание больших средств (бюджет в 2013-2017 годах составил 60,5 миллиарда рублей) и постановка столь амбициозной задачи во многом помогла сдвинуть ситуацию с российским высшим образованием с мертвой точки. На сегодняшний день в программе участвует 21 вуз. За четыре года учебные заведения показали хорошие результаты: так в последнем предметном рейтинге британской компании Quacquarelli Symonds (он оценивает университеты из 74 стран по 46 предметам) 28 российских вузов заняли 147 позиций по 46 предметам. Для сравнения: в прошлом году в рейтинг вошли 17 российских университетов по 28 предметам, на 7 вузов больше, чем в 2015 году. Наиболее авторитетные мировые рейтинги, на которые ориентируются учебные заведения, публикуются британским еженедельным изданием Times Higher Education (THE), британской компанией Quacquarelli Symonds (QS) и Шанхайским университетом Цзяо Тун (Academic Ranking of World Universities).

Рейтинги не должны быть самоцелью.

Известный в мире специалист по интернационализации высшего образования, директор Центра международного высшего образования Бостонского колледжа (США) Ханс де Вит считает, что ни сами университеты, ни власти каких-либо стран не должны ставить попадание в рейтинги или повышение места в них своей главной целью. «Рейтинги не всегда положительно влияют именно на повышение качества образования. Но проблема не в рейтингах – они существуют, есть некие показатели, которые они учитывают. Проблема, когда правительства начинают проводить стратегию только на основании этих показателей. Если посмотреть на университеты, которые стоят на первых позициях, то они добились этих показателей только благодаря качеству образования, а не стремлению попасть в рейтинги. Конечно, хорошо, что инвестируют, но думать, что это вопрос пяти-шести лет – это слишком», — считает де Вит, один из авторов программы «Интернационализация высшего образования в XXI веке» в рамках «Проекта 5-100».

Он напомнил, что политика адресной поддержки ведущих университетов проводится сейчас в ряде стран мира. «Правительства Германии, Франции, Японии приняли решение, что необходимо оказывать поддержку лишь определенным университетам, ведь не все университеты могут быть мирового уровня, в одни университеты надо инвестировать больше, чем в другие – в те, которые наиболее конкурентоспособны в мире. Но есть университеты, очень хорошие, на региональном рынке, например, европейском, другие на национальном, третьи — это просто университеты профессионального образования. Эта дифференцированная система очень важна. К тому же рынок труда также требует разного образования – не все должны быть докторами наук ведущих университетов. Рынку труда нужны специалисты разного уровня – хорошие врачи, медперсонал, администраторы и так далее», — пояснил эксперт.

По его мнению, большие финансовые вливания в ведущие университеты в той или иной стране, скорее всего, окажут положительный эффект, но это не гарантия «попадания в рейтинги».

Российские вузы глазами студентов — 2017.

Ранее глава Минобрнауки РФ Ольга Васильева заявляла, что международные рейтинги вузов подвержены влиянию политики и финансов. По ее словам, составление рейтинга не очень объективное, «даже при необъективности, которая есть, у нас в глобальный рейтинг входит МГУ, а многие вузы, включая Бауманку, входят предметно, и это абсолютно правильно, потому что вся история нашего образования — это специализация предметов».

Де Вит также полагает, что у ряда российских университетов, участвующих в программе 5-100, «нет достаточного академического уровня, чтобы эффективно инвестировать полученные от государства средства». В качестве положительного примера профессор назвал ВШЭ, «которая всегда была исключением, всегда очень интернационализирована за счет определенной автономии». «За последние 20 лет они очень активно этим занимались за счет собственных средств, потом в рамках программы 5-100. Но в первую очередь за счет того, что у них была определенная доля автономии», — высказал свое мнение один из ведущих мировых специалистов в области интернационализации высшего образования.

Ранее президент РФ Владимир Путин заявлял, что российские вузы, в том числе и МГУ, должны войти в число мировых лидеров по подготовке высококлассных специалистов.

А вице-премьер Ольга Голодец заявляла, что Россия стремится к повышению авторитета российского образования, узнаваемости российских вузов на мировом образовательном рынке, так как это позволяет поддерживать российские технологии, развивать экономику на перспективу, а привлечение иностранных студентов дает хорошую основу для дальнейшей работы.

Нехватка английского.

По мнению эксперта в области международного образования Quacquarelli Symonds Даши Карзуниной, возможности российских университетов выйти на лидирующие позиции мировых рейтингов ограничены, причина – недостаточная база преподавания на английском языке и ограничения в публикации исследований.

«Мы делаем рейтинг по Восточной Европе и Средней Азии, в частности, по России и республикам бывшего СССР. В России университеты очень сфокусированы на науке, там традиционно сильная фундаментальная наука. Сейчас государство осуществляет большие вливания в ключевые университеты, пытаясь сделать их более «интернационализированными», но возможности для конкуренции ограничены, поскольку обучение на английском не так распространено, как это необходимо в нынешних условиях. Ведется много дебатов, хорошо это или плохо, но если цель — выйти на мировой уровень, необходимо иметь программы на английском. Это позволит привлекать студентов не только из стран постсоветского блока, но и других регионов мира», — сказала Карзунина.

Встряхнуть систему.

Президент благотворительного фонда «Система» Елена Чернышкова также считает, что планы правительства вывести хотя бы пять российских вузов в первую сотню рейтингов к 2020 году невыполнимы, но отметила положительный эффект. «Это была невыполнимая задача, но она оказала положительный эффект на систему высшего образования. Из 21 университета примерно половина довольно успешны. Если еще несколько лет назад ни один из российских университетов вообще не думал о рейтингах как о критерии успеха, сейчас вузы начали меняться и менять систему критериев», — рассказала Чернышкова в ходе круглого стола, посвященного системе высшего образования в России, проходившего в Университете Наварры.

Директор филиала НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Сергей Кадочников также считает, что «многие вузы меняются благодаря внешним инъекциям», потому что «кто-то заставляет». По его мнению, резкие изменения во всей системе высшего образования в России на настоящий день невозможны.

«Должен быть лидер, который может поменять ситуацию, поменять персонал. Как в любой отрасли… В нынешней системе это непросто, потому что в политическом смысле есть запрос на стабильность, любой значимый выброс людей на рынок приведет к социальному недовольству. Логика выделения ряда университетов и попытка там менять жизнь как минимум реализуема уже сейчас. Изменение всей системы вряд ли возможно. Проблема еще и не в том, что плохой менеджмент или плохие преподаватели, а в том, что есть большой спрос на плохое образование. Это прежде всего те, кто не хочет учиться в профессиональных колледжах, потому что вузовский диплом дает больше возможностей. В советское время 20% выпускников классов попадали в вузы, классный преподаватель гордился, когда кто-то из учеников поступал, а сейчас единицы, кто не попадают в университеты», — добавил он в беседе с Эдельстар.ру.

Западная молодежь не ориентируется на рейтинги.

Большинство участников конференции согласились, что попадание в рейтинги не должно быть целью ни для одного университета мира. Более того: рейтинги в западных странах стоят далеко не на первом месте при выборе университета. Главным критерием остается качество преподавания, возможность получать образование у лучших профессоров мира, возможность личностного роста и перспективы трудоустройства. Куда больше внимания на рейтинги при выборе места обучения обращает молодежь в странах Азии или Латинской Америки.

По словам де Вита, «рейтинги должны быть результатом, но не тем, что определяет политику». «Рейтинги отражают ситуацию очень небольшого количества университетов мира. В мире около 20 тысяч университетов, а рейтинг, например, Times Higher Education учитывает около 800. В США 4 тысячи университетов, из них только 200 учитываются в рейтинге», — напомнил он.

Профессор полагает, что вузы других стран вряд ли смогут в обозримом будущем вытеснить с первых позиций рейтингов американские и европейские университеты.

«Эффект Трампа» и «эффект Brexit».

За пределами своих стран учатся около 5 миллионов студентов – большинство в США, Великобритании, Франции, Австралии, Германии, в последнее время усиливаются позиции Китая. По мнению Ханса де Вита, в ближайшие годы эта ситуация не изменится, «хотя конкуренция будет становиться все выше, поскольку ряд стран проводят политику по привлечению иностранных студентов, в частности, Голландия, Бельгия и Россия».

В краткосрочной перспективе число иностранных студентов в США и Великобритании сократится – из-за «эффекта Трампа» и «эффекта Brexit».

«Иностранные студенты, в особенности из исламских стран, из стран Латинской Америки, из Африки не чувствуют, что им будут рады в США. Число тех, кто хотел бы учиться в США, сократится в следующем году на 40% — из-за «эффекта Трампа». Этой ситуацией воспользуются Канада, Австралия, а также качественные университеты регионов, откуда раньше студенты ехали в США. В тот же Китай едут теперь не только из Азии, но и из Африки», — прогнозирует де Вит.

Российские вузы в рейтинге QS по направлениям подготовки – 2017.